AlexA

Автоюристы: грязные методы работы

0
1506

Читатель моих опусов в блоге insgate.ru, ознакомившись с первыми тремя статьями по теме автоюризма, скорее всего, недоумевает: с чего бы это автор столь критично относится к группе граждан, которые лишь пользуются конъюнктурой для получения легального дохода. Тут вот подоспел и комментарий на мою статью (из числа означенных), в котором некая госпожа обвинила мою персону в том, что я продвигаю идею о необходимости некого элитарного подхода к простым искам, в том числе потребительским, обращенным в адрес страховщиков…

В принципе, ситуация, при которой случайные люди получают сверхдоходы от «недодумок» или «хитрой политики государства» в тех или иных сферах правоотношений не нова. В этом контексте вспоминаю первую половину нулевых годов, когда к регистрации юридических лиц (изменениям сведений в ЕГРЮЛ и учредительных документах), особенно в г. Москва, присосалось неимоверное число непонятных субъектов. С особенной «теплотой» грезятся мне канувшие в лету «продавцы очередей» около налоговых инспекций, которые зарабатывали на тот момент по 10 000 долларов/евро в месяц. Многие из них были по сути своей неплохими ребятами, но методы и последствия их действий оказывали крайне негативное влияние на все бизнес-сообщество. В отношении автоюристов сегодня складывается та же картина… Но если по поводу искусственно созданной ситуации дефицита регистрационных услуг со стороны государства роптал весь предпринимательский люд, к которому в той или иной степени имеет отношение большая часть населения нашей Необъятной, то в рассматриваемом мной случае остается роптать только страховщикам… пока…

В предыдущей статье я уже затрагивал не слишком корректные способы привлечения клиентов автоюристами. К сожалению, это лишь малая часть проблемы… В этой статье постараюсь максимально емко рассказать о наиболее бесчестных и одиозных способах работы данных деятелей, которые, к сожалению, практикуются повсеместно.  

Осмотр транспортного средства и оценка ущерба

Итак, первое, действие автоюриста после достижения договоренности с клиентом относительно его обслуживания – рекомендация не предоставлять страховщику на осмотр поврежденное транспортное средство. Если страховщик не провел осмотр авто – у него нет и понимания, какие повреждения были получены в ходе происшествия. Осмотр после этого осуществляется «независимым оценщиком». Словосочетание это я поставил в кавычки не случайно – все автоюристы работают в спайке с этой группой лиц по предварительному сговору. То есть, псевдо-независимый оценщик приезжает на осмотр ТС, уже понимая необходимость максимизации ущерба потерпевшего. Ладно бы это было связано с увеличением стоимости в действительности необходимых к осуществлению работ, используемых деталей, материалов и т.д. Проблема заключается в том, что поврежденные детали рисуются из ниоткуда. Дело в том, что органы государственной власти, фиксируя повреждение ТС, констатируют дефект детали, но не утруждают себя его описанием. При этом, естественно, в описательную часть входят исключительно видимые невооруженным глазом повреждения, скрытые дефекты (зачастую даже потенциальная возможность их наличия) не включаются в официальные документы. То есть у «независимого оценщика» есть два способа сыграть на этом недочете: во-первых, указать неверный характер повреждения внешней детали (например, вмятина, вместо скола), тем самым обосновав необходимость ее замены, а не ремонта (который обычно кратно дешевле), во-вторых, указать на повреждение внутренних деталей ТС, которых нет и в помине. Вот у Вас записано в справке о ДТП повреждение заднего левого крыла ТС, какой ущерб машине произведен – непонятно, меняем, ремонтируем. Это очень разные по деньгам вещи. Естественно, оценщики, привлеченные автоюристами, пишут – меняем. Дополняет эпичность ситуации то, что действующими нормативами не предусмотрено составление фотоотчетов по факту осмотра транспортных средств оценщиками. Даже когда эти фото-таблицы делаются, их можно легко «скомпоновать» таким образом, чтобы получить нужный результат. После описанных выше итераций машина уходит на ремонт и ни страховщик, ни судебный эксперт никогда ее уже в поврежденном виде не осмотрят. Суд же будет ориентироваться на «осмотр», произведенный оценщиком автоюриста. Указание в договорах страхования на необходимость предоставления поврежденного ТС на осмотр страховщику для современной судебной практики не является основанием усомниться в корректности информации, изложенной а акте осмотра оценщика. Он ведь входит саморегулируемую организацию оценщиков, работает легально, значит его добросовестность презюмируется. Описанная схема сегодня практикуется, в основном, в рамках отношений по КАСКО.

Претензионная работа

С «01» сентября 2014 года Законом «Об ОСАГО» закреплена обязанность потерпевшего до момента обращения в суд подать в адрес страховщика претензию, связанную с несогласием с принятым страховщиком решением о выплате возмещения. Автоюристы советуют клиенту по ОСАГО не подавать заявление страховщику до момента предъявления претензии, хотя это и следует из логики нормативного регулирования сферы обязательного страхования автовладельцев. Страховщику сразу отправляется претензия… по почте. Хорошо если она действительно содержит текст с требованием о выплате возмещения и пакет документов, предусмотренный Правилами ОСАГО. Встречаются случаи, когда к страховщикам приходят чистые листы (или бессвязный текст) с описью вложения, в котором весь якобы присланный комплект документов указан. Такой «прикол» проходит, ибо работники почты России не проверяют соответствие содержания описи вложения почтового отправления фактическому наполнению письма (бандероли). Что это дает? На сегодня страховщик обязан урегулировать убыток не позднее 20 календарных дней (кроме нерабочих праздничных дней) с момента предоставления ему комплекта документов, предусмотренных Законом «Об ОСАГО» и Правилами ОСАГО. По истечении данного срока страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере 1% от страховой выплаты, которая должна была быть произведена. В рассматриваемом случае, естественно, убыток страховщиком урегулирован быть не может. Автоюрист выдерживает определенную паузу и подает в суд иск о взыскании возмещения и пени, который длится еще несколько месяцев. К иску, в том числе прилагается опись вложения с отметкой почты о направлении корреспонденции, соответственно, у суда нет оснований считать, что претензия не подана. В результате страховщик попадает на уплату неустойки и на судебные расходы (в том числе оплату услуг представителя потерпевшего), которых он мог бы избежать или минимизировать при корректном урегулировании убытка.

Вот такие фортели проворачивают господа автоюристы. Не могу сказать, что досудебные и судебные разбирательства, ведомые в иных областях права и (или) другого качества юристами ведутся с соблюдением рыцарского кодекса чести. Это и не требуется, каждая сторона в процессе имеет свой интерес и вольна доказывать свою позицию любыми незапрещенными законом методами. Но всему, на мой взгляд, есть разумный предел. Понятие элементарной порядочности не должно вымываться стремлением к легкой наживе, ибо превалирование последнего в обществе в конечном итоге заводит оное в глухой тупик. О глобальных последствиях автоюризма, которые уже отражаются на нас всех, расскажу в следующем посте.

Комментарии (0)
0